5 сентября 2018 года

Опера Шарля Гуно «Фауст» на уфимской сцене

Нина Жиленко
Информационное агентство "Башинформ"

14 декабря 1938 года уфимцы получили, можно сказать, шикарный новогодний подарок: распахнул занавес первый среди советских автономий музыкальный театр – Башкирский государственный театр оперы и балета. Молодой коллектив сразу определил главные творческие ориентиры – освоение русской и зарубежной классики, создание национального репертуара. Одна их первых постановок - опера Шарля Гуно «Фауст». Премьера состоялась уже в июле 1939 года.
Музыкальный руководитель - главный дирижёр театра Пётр Михайлович Славинский знал, чем привлечь публику. «Фауст», шедевр мировой классики, первенец нового жанра – лирической оперы, давал возможность в один вечер насладиться всеми прелестями оперного искусства – красивыми ариями, развёрнутыми дуэтами, гармоничными ансамблями и хорами.
Постановка оказалась настолько востребованной, что в 1944 году появляется новая версия дирижёра Хасби Фазлуллина, в 1950 году «Фауст» ставится в третий раз. Насколько интересна людям известная со школьной скамьи история о старом ученом, продавшем свою душу дьяволу за юность и любовь, подтверждают и последующие постановки 1961 и 1978 годов. 
О некоторых исполнителях и постановщиках, особенностях их вокальной, творческой манеры сведений у нас мало. Зато есть имена дорогие, знаковые для истории не только театра, но искусства и культуры республики. Партию Маргариты в первых трех постановках исполняла незабвенная Бану Валеева. В партии Зибеля хороша была легендарная Магафура Салигаскарова. Валентина пел Александр Сутягин, любимец уфимской публики, впоследствии солист Ленинградского Малого оперного. Мефистофелем был великолепный бас Пётр Аникиенко. В редакции 1961 года великолепный дуэт составили Иван Ивашков (Фауст) и Маргарита Ланда, исполнявшая партию своей тезки. Лёгкий, полётный, красивого тембра тенор Самуила Русинова очень подходил для партии Фауста.
Режиссёрские решения были традиционными, тогда ещё не было моды одевать героев средневековья в современные платья. Отталкиваясь от музыкальной драматургии, создатели спектакля стремились достоверно передать чувства и переживания, философское содержание в той мере, в коей коснулся её Гуно. Как известно, композитор взял только первую часть трагедии Гёте и раскрыл содержание в лирико-бытовом плане, не проникаясь всей сложностью и глубиной философских вопросов. 
Над постановками работали талантливые хормейстеры Оскар Райцын, Николай Болотов, Лейля Исхакова, художники-сценографы Мухамед Арсланов и Владимир Плекунов, позже составившие целую эпоху в башкирской театральной живописи. Полностью шла сцена Вальпургиевой ночи, представленная балетмейстерами Карлом Матсоном, Еленой Войтович.
Просматривая премьерный состав 1978 года, я радовалась, что многих мастеров знаю, помню, о ком-то писала. Музыкальный руководитель – Гайнетдин Муталов, первый национальный дирижер, простоявший за пультом театрального симфонического оркестра более четырех десятков лет. Режиссёр – Марат Хисматуллин. Начинал певцом, всю жизнь преданно служил искусству, музыке, Башкирскому государственному театру оперы и балета, приняв эстафету от своего отца, прославленного певца Магафура Хисматуллина. Ушёл от нас совсем недавно, в феврале нынешнего года. Сценографический талант проявил Рифхат Арсланов, сын аксакала башкирской театральной живописи, впоследствии главный художник БГТОиБ.
Партию Старого Фауста исполнил Виль Канич, молодого – Михаил Артемьев. Оба изумительные вокалисты, актёры божьей милостью. Мефистофеля потрясающе пел и играл Ринат Башаров. В последующих спектаклях в роли Дьявола публику восхищал Олег Полянский. Очаровательной и трогательной Маргаритой была Жигания Рахматуллина. Она тонко чувствовала и передала и первые восторги любви своей героини, и разочарование, и трагедию. В партиях Зибеля и Вагнера блеснули молодые Галина Халдеева и Геннадий Родионов.
После этого «Фауст» исчез из репертуара на двадцать лет. В 1998 году главный дирижёр театра Валерий Платонов представил уфимским меломанам концертное исполнение божественной музыки Шарля Гуно. Герои оперы «заговорили» на языке оригинала. Партии исполнили Сергей Власов (Фауст), Салават Аскаров (Мефистофель), Флюра Кильдиярова (Маргарита), Пётр Токарев (Валентин), Галина Акимова (Зибель), Татьяна Никанорова (Марта). Это было событие, но представление недолго продержалось в театральной афише. Французский язык (тогда в театре ещё не было электронного табло с переводом), пять действий… Если честно, это было рассчитано на очень заинтересованного и выносливого слушателя.
В 2007 году в седьмой раз на уфимской сцене была разыграна старинная немецкая легенда о том, как дьявол искушал старого учёного и тот отдал душу в обмен на молодость и любовь. Сценическую версию мирового шедевра Шарля Гуно представили дирижёр Роберт Лютер и питерский художник Михаил Бархин. Она разительно отличается от прежних. Ставка была сделана на современные высокие арт-технологии. С их помощью оперный жанр получил необъятные возможности для реализации самых смелых фантазий постановщиков. Это был эксперимент. Впервые в нашем театре в таком масштабе присутствовала телепроекция, анимация, компьютерная графика. Автор – Александр Малышев – также из северной столицы. 
Новая редакция привлекала оригинальностью и смелостью сценических решений, в то же время вызвала немало споров и дискуссий. Авторы не «разжевывали» историю, знакомую всем. Им важно было вызвать у зрителя ассоциативный ряд, их интересовали эстетика и композиционная стройность.
Секрет успеха крылся в том, что авторов по-настоящему вдохновила музыка Гуно – красивые мелодии, арии, хоры. Музыка, которую не надо объяснять. В результате история разыгрывалась так, что оставляла простор мыслям, ее хотелось додумывать после представления.
Я хорошо помню три премьерных вечера, отданных божественной музыке Гуно, присутствовала на всех трёх спектаклях – 23, 24 и 25 марта 2007 года.
Декорации – пространство сцены, оформленное светящимися холодным неоном трубками и огромный экран, на котором художники выстраивают ассоциативный видеоряд с помощью анимации и компьютерной графики. Мы видим фрагменты старых чертежей, и гравюр, световые лучи, переливающиеся цветные полосы и пятна, напоминающие порхающих бабочек, буйную зелень сада, силуэты современных небоскребов, мерцание звезд в космической бездне…
Костюмы – унифицированные, без привязки к эпохе. Все персонажи разыграны по цветам: Фауст – белый, Маргарита – желтый, Валентин и Зибель – голубой, хор, а стало быть, народ - серый… Мефистофель одет в красно-черное. Это контраст, зло, искушение. Каждому понятно, что означают эти цвета в данной ситуации, здесь нет никаких загадок…
Главное, что все органично связано с музыкой, сюжетом. Симфонический оркестр театра под управлением Роберта Лютера передал красоту и богатство великой партитуры – ликовал и торжествовал, плакал и умирал, вызывая ответные чувства у сидящих в зале.
В профессиональном блеске предстал хор, подготовленный Эльвирой Гайфуллиной. Необычные костюмы, непривычная пластика, необходимость то двигаться, как в замедленной киносъемке, то приплясывать или поворачиваться иногда спиной к зрителям – ничто не нарушило мощного, слаженного, выразительного пения. Именно с хором связаны самые сильные эмоционально и драматически сцены. Например, возвращение солдат с военных полей, когда из-за линии горизонта постепенно вырастают фигуры людей с загипсованными, перебинтованными руками и ногами, с измученными, но освещенными радостью победы лицами.
Единственное, что разочаровало многих, в том числе меня, это сцена Вальпургиевой ночи. Усечённая, сумбурная, хотя современная хореография, придуманная балетмейстром Олегом Игнатьевым из Санкт-Перербурга, в каком-то смысле вписывалась в новаторскую стилистику всего представления.
В каждом спектакле - свой состав солистов. Три вечера – три Мефистофеля. И все разные, все интересные. Сначала публику потрясал Геннадий Родионов, потом Салават Аскаров. Салават Аскаров пленяет в партии Мефистофеля не только вокальной культурой и красивым тембром баса, но и обволакивает силой своего обаяния. Надо бы возмущаться проделками Дьявола, а не получается. 
Дьявол Родионова – более жесткий, беспощадный.
Радовали разнообразием индивидуальностей исполнительницы партии Маргариты – Альбина Габидуллина, Ирина Заруцкая. 
Ильгам Валиев исполнял заглавную партию. Роберт Лютер, ставя «Фауста», рассчитывал на него и не ошибся. Впервые так ярко и полно раскрылся потенциал молодого певца. Теперь это опытный артист, очень востребованный. Кумир публики. Несколько лет работал в Екатеринбургском театре оперы и балета, вернулся на родную сцену, но в качестве приглашенного солиста поёт во многих театрах России и ближнего зарубежья.
Премьерным апофеозом, несомненно, стал третий спектакль, в котором пели Аскар Абдразаков (на французском языке) и Альфия Каримова. Ни один эпитет не будет преувеличением в характеристике исполнения Аскаром партии Мефистофеля. С момента первого появления на сцене он подчинил и партнеров, и зрителей своей мощной энергетике, своему таланту, артистизму.
Альфия Каримова – Маргарита пленила чистым, нежным и красивым сопрано, передающим все оттенки переживаний героини. Позже Резида Аминова также пополнила свой репертуар сложной партией Маргариты.