9 июня 2016 года

Ильмар АЛЬМУХАМЕТОВ: "Будем искать доброго призрака"

Илюзя КАПКАЕВА
ГАЗЕТА "ВЕЧЕРНЯЯ УФА"

Наш разговор с генеральным директором Башкирского государственного театра оперы и балета Ильмаром Альмухаметовым длился уже почти час, а вопросы в моем блокноте еще оставались. Тем более что в ходе встречи возникли новые, поскольку беседа шла живо, давая поводы для отклонения от намеченного курса:

- Ильмар Разинович, недавняя поездка балетной труппы в Европу относится к числу договоренностей предыдущего руководства театра? Вы ведь не имеете к этим соглашениям отношения?

- Совершенно верно, придя в театр оперы и балета, я был поставлен перед фактом.

- А сейчас, уже зная положение дел изнутри, Вы, обратись к Вам компания FRANCECONCERT, отпустили бы балет на такие длительные гастроли?

- Думаю, нет. Во всяком случае, я бы искал компромиссное решение, связанное с изменением сроков, количеством артистов, занятых в поездке. Понимаю, что мои слова кому-то могут не понравиться, но существуют нужды самого театра, под брендом которого выcтупает наш балет, и с этим необходимо считаться.

- Театр много потерял от того, что на шестьдесят с лишним дней остался без балета?

- Минус два миллиона каждый месяц! Если брать хороший рабочий месяц, скажем, март или апрель, когда театр мог бы заработать такие деньги, то в ситуации гастролей мы их лишались. Согласитесь, это серьезно. И мною была поставлена задача перед отделом продаж, чтобы эти “минус два миллиона” не отразились на выполнении финансового плана. Потому-то и возникли импресарио (мы в начале уже говорили об антрепризах).

- Антрепризные спектакли помогли закрыть финансовую брешь?

- Частично. Однако могу сказать: понимая, что балет уезжает, но остается какая-то, пусть и малая, часть труппы, я предложил своим сотрудникам договориться с Башкирским хореографическим колледжем, и мы совместными усилиями создали программу “Волшебство танца”. Отчитываясь по финансовой составляющей, добавлю: за четырнадцать прокатов “Волшебства танца” в марте мы собрали миллион. То есть фактически этот месяц мы все равно отбили. И миллион же мы собрали с арендаторов.

- Зритель ходит на “Волшебство танца”?

- Да. Тем более что это абонемент.

- А до Вас в театре оперы и балета существовала система абонемента?
- Нет.

- Значит, сейчас Вы ее создали...

- ...И начали работать со школами. У нас в эту систему попадают не первые-третьи классы, как в “куколке”, мы ориентируемся на средний сегмент, на подростков.

- Не так давно в БГТОиБ прошел вечер - своего рода корпоратив партнеров и представителей коммерческих структур, которые объединились, образно говоря, под знаменами радио Business FM. Сколько я знаю, им понравился формат общения и спектакль, кажется, “Тоска” Пуччини...

- Именно так, причем подобная встреча прошла в оперном театре впервые.

- ...и речь даже зашла о том, что в дальнейшем в стенах Башкирского оперного будет создан клуб Business FM и тех бизнесменов, которые находятся в постоянном контакте с данной радиостанцией. Это важно для Вас?

- Это важно для нас. Я упоминал о том, что бизнес-сообщество необходимо привлекать в императорский театр. А уж специалисты в области высоких процентных ставок и высоких технологий обязательно должны быть сведущи в вопросах высокого искусства. Новое время диктует новые... формы общения, в том числе и для деловых людей. У них свой взгляд на предлагаемый нами продукт (если мне будет позволено выразиться языком экономики), собственное мнение, которое мне показалось интересным, необычным. И, я думаю, наш альянс перспективен и сулит театру определенные дивиденды.

- С Вашим приходом в театре появился отдел развития. Чем занимаются его сотрудники?

- В этом отделе трудятся и профессиональный маркетолог, и профи в вопросах построения системы продаж, и PR-менеджер, и специалист по фандрайзингу, и спец по внешним коммуникациям, по их простраиванию. Добавьте также к этому хлопоты по креативу еще одного члена команды - нового помощника художественного руководителя.
Вечер радио Business FM и идея бизнес-клуба в стенах БГТОиБ - уже их работа. И я готов до бесконечности создавать такие клубы - в том числе и любителей нашего театра, отдельно - поклонников оперной либо балетной труппы, ветеранов сцены, волонтеров, сотрудничающих с БГТОиБ, и прочая, и прочая... Лишь бы это помогало формировать комфортную среду вокруг театра, работало на его имидж, привлекало сюда зрителя и давало нам контакты с потенциальным потребителем.

- И чтобы обязательно сюда наведывались представители бизнеса, большого и малого?

- Однозначно.

- Но все-таки нельзя сказать, что они в этот театр не ходят...

- Мне кажется, в какой-то момент они поставили для себя другие цели и задачи. Возможно, нужно время, чтобы освоить новый жанр, вникнуть в предложенные им образцы высокого искусства, а у них его нет. А еще, быть может, утрачена привычка (или ушла в прошлое мода) в обязательном порядке хотя бы раз в месяц бывать в оперном театре.

- Теперь, что касается новичков... Естественно, каждый новый руководитель стремится сформировать свою команду. Действительно ли существовала острая потребность в том, чтобы создать такой отдел? И приняла ли инертная часть театра тех людей, которые пытаются расшевелить, я бы сказала, Берендеево царство? В нем уже призраки оперы ходят, по-моему... Кстати, еще один способ зарабатывать деньги, поскольку молва гласит, что Вы на это предложение повелись...

- А что? Даже в Михайловском замке зарабатывают живые деньги на том, что якобы призрак императора Павла регулярно появляется в этих стенах. И я дал задание придумать нечто подобное и у нас.

- Я могу спросить в лоб?

- Спрашивайте.

- Кто это будет? Призрак Сергея Тимофеевича, что логично для стен Народного Аксаковского дома? С той лишь разницей, конечно, что автор “Семейной хроники” здесь никогда не бывал... Или кто-то другой?

- Поищем. Для этого мы привлечем лучшие силы экстрасенсорики, - мой собеседник наконец рассмеялся. - Причем будем искать доброго призрака.

- Мысль мне понятна: никто тут не должен бряцать цепями, пугая детей и старушек, как Кентервильское привидение, созданное воображением Оскара Уайльда...

- Вот-вот-вот.
...Возвращаясь же к разговору о новых членах команды, скажу, что в их появлении в театре я вижу жизненную необходимость. И хочу, чтобы это понимали все. За пять месяцев моего здесь бытия новообращенные доказали свою жизнеспособность и умение приносить театру реальную пользу, в том числе это связано и с финансами.

- Наш с Вами разговор, Ильмар Разинович, отчасти напоминает мне беседу журналиста и директора завода...

- А это ведь в каком-то смысле и есть завод, Илюзя Эриковна! Завод по производству качественных спектаклей, - лукаво глянул Альмухаметов.
- И все же хотелось бы внести в наш диалог некую творческую составляющую, касающуюся, скажем, Международного фестиваля вокального искусства “Шаляпинские вечера в Уфе”...
- На эти вопросы Вам ответит Артем Валентинович - музыкальный руководитель фестиваля (добавлю: в этот момент в кабинет директора, точно на реплику, заглянул главный дирижер театра, заслуженный артист Республики Башкортостан Артем Макаров - И.К.). Все, что связано с творчеством, - это, пожалуйста, к нему.

- Хорошо, но тогда, прежде чем я начну беседу с маэстро, не могу не спросить Вас о бюджете фестиваля, в рамках которого, во-первых, пройдет Международный конкурс...

- ...Заметьте, вокальный конкурс, получивший имя Федора Ивановича Шаляпина!

- ...И во-вторых, на нынешние, пятнадцатые по счету “Шаляпинские вечера” театр приглашает известных певцов...

- Что нас очень радует.

- Но это, как я понимаю, стоит денег. И даже Гранта Главы Башкортостана, который театр выиграл, не хватит на то, чтобы фестиваль прошел на высоком художественном уровне. Ваши действия, Ильмар Разинович?

- Уже договорились со спонсорами, которые дают чисто денежный эквивалент. И второй не менее важный фактор - спонсорские услуги. В данный список входят перевозчики, гостиница, завтраки-обеды-ужины, сувенирная и полиграфическая продукция, реклама... То есть все, что можно этими услугами взять.

- Спасибо, Ильмар Разинович! Извините за то, что целый час отняла у генерального директора театра...

- Не час, а час двадцать.

- Буду должна! Это все по моим счетам?

- Нет, я Вас, между прочим, еще и хорошим зеленым чаем поил...

- Потратились, стало быть. Может, и количество выпитых мною чашек посчитали?

- Посчитал - три!

- Вы прямо Плюшкин какой-то, Ильмар Разинович! Пойду-ка я к людям, не столь скаредным. Думаю, самое время оставить Вас один на один с калькулятором и от “заводских” будней плавно перейти к творческим планам театра, касающимся пятнадцатого фестиваля “Шаляпинские вечера”. Пора побеседовать с главным дирижером БГТОиБ Артемом Макаровым...

- Я, конечно, запомню, но в любом случае - удачи!

***
...И вот мы, уединившись с маэстро, продолжаем беседу уже в совсем ином ключе:
- Скажите, Артем Валентинович, конкурс, который пройдет в рамках нынешних, юбилейных “Шаляпинских вечеров в Уфе”, первым получил имя Федора Ивановича?

- На самом деле подобный лет пятнадцать назад проходил в Казани - мне об этом рассказал солист нашего театра Салават Ахметович Аскаров. Я покопался в интернете и действительно нашел упоминание о том конкурсе. Почему-то он не получил дальнейшего развития (что на самом деле для меня странно), и мало-помалу о нем все забыли. Поэтому идея Ильмара Разиновича, которую он озвучил в процессе обсуждения концепции юбилейного фестиваля, мне показалась интересной, но одновременно сложновыполнимой. 
Объясню почему. С одной стороны, это кажется делом не таким уж и трудным... “Ну а что, - скажет некто несведущий, - проведите конкурс!” Но с другой стороны, организацией подобных творческих состязаний занимаются отнюдь не театры, а некие руководящие структуры, учебные заведения музыкального профиля, в которых подобный процесс поставлен, быть может, даже на поток. Для нас же такое фактически впервые. И когда мы взялись за воплощение этой идеи, пришлось столкнуться со многими организационными сложностями, начиная, кстати, с Положения, которое важно было составить грамотно, внятно и с учетом того, что хотелось бы привлечь на этот стартовый конкурс максимум участников, не отпугнуть вокалистов слишком трудными условиями, напротив, заинтересовать их. Поскольку времени оставалось не так много - и фестиваль, и конкурс пройдут в сентябре, - рассылать наше Положение по городам и весям, распространять рекламу о Первом Шаляпинском необходимо было в кратчайшие сроки. Люди ведь планируют участие в подобных состязаниях и готовятся к ним задолго. Понимая это, а также другие тонкости, мы решили, что первый конкурс не должен быть слишком сложным в смысле программы. Потому, например, первый тур (отборочный) идет по видеозаписи. Это достаточно распространенная практика, дабы отсеять неконкурентоспособный сегмент претендентов. 
Более того: мы разрешаем лауреатам международных и всероссийских конкурсов приезжать сразу на второй тур - так тоже иногда делают. В целом у нас получается два основных тура - второй и третий. Добавлю, на иных конкурсах проходят три, реже четыре тура. Но, как я уже сказал, мы решили, что на Первом Шаляпинском все будет достаточно доступно. Ведь он только-только заявлен, и музыкальное сообщество поначалу станет с осторожностью к нему присматриваться...

- Насколько я понимаю, Артем Валентинович, для любого конкурса важен и призовой фонд...

- Безусловно, это всегда привлекает. Тем более в нашей ситуации, поскольку конкурс пока не имеет своей истории, он дебютант, и все в первую очередь обратят внимание на размеры премий. Но мне кажется, у нас все складывается неплохо. Я не сторонник того, чтобы делать подобного рода прогнозы, однако скажу: по моим ощущениям, все должно пройти достойно.