28 апреля 2016 года

Спектакль "В ночь лунного затмения" возвращается на сцену оперного театра

Нина Жиленко
газета "Вечерняя Уфа"

28 апреля в Башкирском государственном театре оперы и балета пройдёт в каком-то смысле премьера. Потому что речь о возрождении оперного спектакля "В ночь лунного затмения" на музыку Салавата Низаметдинова. В основу его легла трагедия народного поэта Башкортостана Мустая Карима.

Все эти дни на репетиции царит дух творчества, любви и милосердия. Такое чувство, будто сам Салават Ахмадеевич сидит на своём любимом месте в ложе и, одобрительно кивая, слушает, благословляет...
В итоге театр возвращает публике уникальное представление и открывает ей новых исполнителей. 
А сейчас предоставим слово создателям спектакля. 
Артем Макаров,
музыкальный руководитель и дирижёр, заслуженный артист Башкортостана:
- Для меня опера "В ночь лунного затмения" - знаковое произведение. В 1997 году я пришел в театр концертмейстером хора, и первое, что играл, была именно эта опера. Помню, как непросто было освоить сложный аккомпанемент с разнообразной фактурой и прихотливыми ритмами.
Впоследствии приходилось работать и над другими сочинениями Салавата Низаметдинова: оперой "Memento", оперой-ораторией "Геометрия жизни", его камерно-вокальной музыкой.
"В ночь лунного затмения" считаю одним из лучших театральных произведений композитора. Прекрасное сочетание яркой драматургии Мустая Карима и выразительной, своеобразной музыки Салавата Низаметдинова. Много раз от начала до конца смотрел этот спектакль из зала и хорошо помню свои зрительские ощущения. Пробирает сильнейшим образом, душа откликается на музыку и всё происходящее на сцене.
Свойственный Салавату Ахмадеевичу мелодизм, своеобразное сочетание классических и современных композиторских приёмов, интересные колористические решения в инструментовке - всё это характеризует музыкальный язык оперы. 
Сейчас происходит возрождение спектакля, я считаю это замечательным событием. Мы ввели новых солистов практически на все роли. На мой взгляд, получилось блестящее попадание Светланы Аргинбаевой в роль Танкабики. Также удачным вижу раскрытие образа Дервиша - и драматически, и вокально - Раилем Кучуковым. Наши молодые солисты тоже успешно воплощают образы своих героев. Конечно, делаем всё в довольно короткие сроки, но сейчас по-другому не получается - хочется успеть многое.
Надеюсь, зрители оценят нашу работу и получат удовольствие от просмотра спектакля.
Рустэм Галеев,
режиссёр-постановщик, заслуженный деятель искусств Башкортостана:
- Я счастлив, что опера "В ночь лунного затмения" возвращается на сцену. Мы хотим сохранить тот спектакль, который был. Это первая опера Салавата Низаметдинова, но признана лучшей в его творчестве. Тогда она удалась. Надеюсь, что и сейчас мы удержим планку, для чего предпосылки есть.
Во-первых, гениальная трагедия Мустая Карима. Мустафа Сафич благословил нас на создание оперы. После премьеры сам драматург сказал много лестных слов, признал, например, что в спектакле финал сильнее, чем у него.
Во-вторых, редкое для того времени, особенно в башкирской опере, сочетание классического понимания жанра и современного музыкально-драматургического языка.
Сюда тонко вплетается и национальное. Готов поспорить с теми, кто считает: если опера на русском языке, не звучат национальные инструменты, значит, она не национальная. Это поверхностный подход. Я уверен, что ненационального искусства вообще не существует. "Кармен" - национальная французская опера. "Севильский цирюльник" - национальная итальянская опера. "Мадам Баттерфляй" - национальная итальянская опера, хотя действие происходит в Японии. "В ночь лунного затмения" - национальная башкирская опера даже не потому, что действие происходит в Башкирии древнейшего времени. Просто в каждой ноте мы слышим, что это написал истинно башкирский композитор. В то же время опера интернациональна по содержанию. Когда по качественному уровню произведение достигает художественных вершин, оно становится понятным всем людям независимо от национальности. Мы используем русский язык, потому что он конвертируемый. Пусть больше людей смогут понять, услышать, насладиться... От этого национальное никуда не делось, и мы должны быть только горды тем, что это понятно каждому.
Почему тот спектакль особенно дорог, почему стал событием?.. (Помимо того, естественно, что здесь ярко раскрылся низаметдиновский талант.) Впервые в нашей истории опера создавалась в теснейшем контакте с театром. Вся мировая классика так написана. Салават Ахмадеевич прекрасно знал тех, кто будет петь, что будет происходить в каждый момент на сцене - благодаря теснейшему контакту со всеми постановщиками, причем ещё до репетиций. Я - режиссёр и автор либретто, и мы обговаривали с ним каждое слово, каждый такт. Композитор, когда писал музыку, знал, чувствовал любой нюанс: в этот момент кто-то кого-то ударил, в следующий - женщина целует мужчину и так далее... Музыка поэтому получилась очень действенная, театральная. Это было счастьем. Подключился плотнейшим образом музыкальный руководитель и дирижёр первой постановки Валерий Игнатьевич Платонов, он принял огромное участие в редакции партитуры. 
И что совсем редко бывает, в теснейшем контакте с нами работал художник Курбандурды Чарыев. Это была его первая постановка в нашем театре и такая удачная. Мы возили спектакль в Москву, где публика особая, взыскательная, многое повидавшая. После спектакля было двухчасовое обсуждение в присутствии авторитетных российских критиков, музыковедов. Все признали "В ночь лунного затмения" ярким, новым словом в оперном искусстве, говорили восторженно. В частности, и о работе художника. 
Спектакль, мне кажется, получается тогда, когда зритель не может различить, определить, кто это придумал - композитор, дирижер, режиссёр или художник. То есть когда все составляющие сливаются в цельное, гармоничное, высокохудожественное действо. 
В возрожденной "Ночи" образ спектакля мы сохраняем. Ради светлой памяти художника Курбана Чарыева воспроизводим полностью его сценографию. Конечно, двадцать лет прошло, многое в нашей жизни изменилось, тогда, например, не было видео, сейчас оно будет использоваться.
Музыкальный руководитель и дирижер - Артём Макаров, ученик Валерия Платонова, учился у него в аспирантуре. Значит, традиции, преемственность - всё это переходит, всё это есть. 
Многое зависит от исполнителей. Конечно, незабываемы образы, созданные Райнатом Башаровым, Татьяной Каминской, Сергеем Власовым, Галиной Бутолиной, Фанави Салиховым... Но сейчас большинство солистов новые. Это очень интересно. Новые индивидуальности - новые краски. Раиль Кучуков готовит партию Дервиша, как всегда, вдумчиво, прочувствованно. В другом составе в этой роли мы увидим Артура Каипкулова. Колоритный образ Танкабики создает Светлана Аргинбаева, пока единственная исполнительница партии. Алим Каюмов - Акьегет, Лариса Потехина - Зубаржат. Параллельно партии влюбленных готовят совсем молодая солистка Аида Габдулхакова и Владимир Орфеев. Инне Романовой уже знакома роль Шафак, а Гульнур Нарынбаева впервые соприкоснулась с этим сложным материалом. Ильгиз Хакимов раньше пел Акьегета, теперь у него выразительно получается характерный образ Диваны. Так же удачно осваивает эту роль Сергей Сидоров. У нас два замечательных Ишмурзы - Всеволод Литвинов и Кирилл Симонов, воспитанники Детской оперной студии.
Надеюсь, что всё будет хорошо, мы представим публике спектакль, скажем так, не лучше и не хуже того, первого, а чуть-чуть другой, но интересный, достойный. Желаю себе и всем удачи, ждём зрителей, их мнений и впечатлений.

Источник: Вечерняя Уфа