2 июля 2018 года

Меню для балетоманов

Гульназ Данилова
Российская газета

28 июня мировой премьерой одноактных балетов "Рапсодия" на музыку Сергея Рахманинова и "Времена года или Таинственный сад" Александра Глазунова Башкирский государственный театр оперы и балета закрывает 80-й сезон.Постановка, которая войдет в репертуар, приурочена к юбилею Рудольфа Нуреева и к завершению Года балета в России. Но это – только часть проекта, который стартовал в Уфе в день рождения Рудольфа Нуреева. Подробнее о нем корреспондент "РГ" попросил рассказать автора - известного хореографа и артиста балета Дмитрия Антипова.\


- Дмитрий, как появился проект и что он собой представляет?

- Еще в студенческие годы я мечтал побывать на родине Рудольфа Нуреева. Тогда мне это не удалось, но мечта осталась и начала сбываться, когда появилась возможность участвовать в Нуреевском фестивале. У уфимского театра хорошее имя в балетном мире, и мне как балетмейстеру-постановщику захотелось поработать с ним, создать что-то красивое и необычное. К счастью, наши интересы совпали - по концепции, материалу, идее и тематике постановок, которые я разрабатывал и которые искал театр. Получилось, что мы строили один мост, только с противоположных концов и, наконец, встретились.

Проект объединяет несколько направлений.  Первое - постановка новых неоклассических спектаклей. Для начала - "Рапсодия" и "Времена года или Таинственный сад". Второе - проект "Лица", который мы реализуем совместно с фотохудожником Александром Даниловым. Ведь театр - не только здание, но и люди, которые в нем работают. Третье - культурно-образовательный проект "RUDY DANCE lab", который начнется в августе с открытия творческой мастерской для хореографов.

Смысл в том, что у артиста и зрителя долен быть выбор, а для этого в "меню" нужно разнообразие

- Почему жанром новых спектаклей выбрана неоклассика?

- Неоклассика - красиво, стильно и актуально. Это целостное направление балетного театра, фактически - следующий этап репертуарных спектаклей, которые основываются на школе классической хореографии с некоторыми изменениями в стиле и технике исполнения движений. На классическом языке балета говорит весь мир, а когда ты можешь говорить на этом языке свободно и вкраплять в него интересные словосочетания, идиомы, он обогащается, становится "вкусным". За последние 50 лет сделан мощный прорыв в технике, сочетании красоты и сложности, скорости движения без потери смысла. Неоклассику часто называют современной хореографией, но она имеет эстетику большой театральной сцены, что отлично от площадок, где танцуют contemporary-импровизацию или модерн, которые не имеют такой эстетически проработанной концепции, как классика. Для большой формы эти стили могут быть хорошими вкраплениями, как некогда были обязательными вкраплениями в большой балет народный или характерный танец, гротеск.

- Вы считаете, что башкирский театр готов к этому?

- Он голоден до такого формата. На протяжении своей истории театр получил колоссальный опыт работы с хореографией разных сильных балетмейстеров. Артисты уже "перезрели" в классике, которую они знают лучше, чем свои пять пальцев, и готовы реализовывать свое мастерство в чем-то более энергоемком.

- Почему так актуален формат не трехчасового спектакля, а часового?

- Информационный поток в наш век стал значительно более плотным, полистилистичным, он включает звук, визуальные, технические эффекты, компьютерную графику. Такой синтез создает больший сгусток энергии за меньшее количество времени. Наше сознание  работает с большей отдачей, мы устаем от восприятия. Отсюда - часовой формат спектаклей.

- Что предполагается получить в результате работы творческой лаборатории?

- Сейчас идет конкурс, на который поступило уже более 20 заявок на участие. Из них будет отобрано шестеро. Каждый из участников должен создать две работы. Для первого сезона выбраны такие темы, как Башкирия и  башкирские легенды и Рудольф Нуреев. То есть на выходе мы получим шесть вариантов "страстей по Нурееву" и башкирских легенд. На все про все дается две недели - стандартный формат работы мастерской. Это большой и бесценный опыт для балетной труппы, для зрителей и для самих хореографов. Я сам участвовал в шести разных мастерских и знаю, каково выпускать работу за такой срок. Все зависит от организации и правильных условий, чтобы не только потрудиться, но и удовольствие от этого получить.

- Как воспринимают такой подход в коллективе?

- Вкус к такому активному рабочему процессу проявили все, в том числе руководители и цеха театра, а балет понял, что можно концентрированно тратить силы, чтобы быть на уровне, в топе. Оттачивать мастерство необходимо постоянно. У нас нет права останавливаться и топтаться на месте, только вперед и вверх.

Смысл в том, чтобы у артистов и зрителя был выбор, а для этого в "меню"- репертуаре должно быть разнообразие. Сегодня неоклассика, завтра сочетание классики с элементами contemporary, послезавтра вечер миниатюр. Я уверен, что позиции театра нужно просто усилить и показать его так, чтобы его "меню"  захотели попробовать во всем мире.

- Дмитрий, вы много работаете за рубежом. Что сейчас модно в балете?

- Мода - это фестивали. В целом же превалирует неоклассика, дающая большие возможности для постановок, так как сочетает разные формы - красивые сюжеты, символизм и абстрактность. Основы дает, конечно, русский балет. Я - балетмейстер Лондонской школы русского балета, основанной старшим поколением артистов Большого театра. У меня появилась небольшая версия Московского хореографического училища, что помогает поддерживать и усиливать традиции русской балетной школы.

- Интерес к балету проявляют и кинематографисты. Как вы относитесь к фильмам, где показывают закулисье?

- Если не копаться в нижнем белье, а показывать мир театра - почему нет? Наверное, нужно приоткрывать завесу, показывать те колоссальные метаморфозы, которые происходят с каждым артистом. Между небожителями, которых зрители видят на сцене, и теми, кем артисты являются в повседневности, очень тонкая грань. С одной стороны, артисты такие же люди, как и остальные, у них такие же радости и печали. Но с того момента, когда они выходят на сцену и до того, как закрывается занавес, это совсем другие, нереальные люди. Там они являются трансляторами, резонаторами космоса, как угодно назовите. На сцене ты - это не ты. Тебя как будто подменяют.

Досье

Дмитрий Антипов - выпускник Московской государственной академии хореографии, артист балета, балетмейстер, педагог. Хореограф творческой мастерской Владимира Васильева. Резидент-хореограф и педагог Школы Русского балета в Лондоне. Художественный руководитель "Rudy Dance lab".

Лауреат международных и российских конкурсов с 2007 -2016 гг.

Обладатель итальянской награды Premio Fausto Maria Franchi за лучшую современную хореографию, специального диплома Московского международного конкурса артистов балета и хореографов. Участник международного музыкального фестиваля "Декабрьские вечера С. Рихтера" (Москва), "Творческой мастерской В.В. Васильева" (Красноярск, Пермь, Барнаул), хореографического проекта "Dance-платформа" (Екатеринбург), постановщик авторского проекта Е.Мечетиной и Д.Антипова для фестиваля "Зеленый шум".

В рамках Международного музыкального фестиваля в Токио (Япония) создал камерный балет "Aubade". Хореограф телевизионного проекта "Большой Балет" на телеканале "Россия. Культура" 2015, хореограф-постановщик открытия Международного конкурса артистов балета и хореографов "Арабеск" им. Е. Максимовой 2016.

В апреле 2018 года в Перми поставил одноактный минибалет "Роковая соната" по мотивам произведения Л.Н. Толстого "Крейцерова соната", который стал частью Открытия XV юбилейного конкурса артистов балета "Арабеск" имени Екатерины Максимовой.